Прозрение

все что нужно для хорошего зрения

Глава 10. Центральная фиксация

Глава 10. Центральная фиксация

Это, пожалуй, самый трудный для усвоения прием снятия психического и физического напряжения. При этом из описания самого Бейтса явствует, что способность к центральной фиксации имеет колоссальное значение для нормального зрения. Однако то, как он преподносит пути и способы восстановления ЦФ (центральной фиксации), понять, на мой взгляд, невозможно.

Мне кажется, что знакомство с этим приемом лучше всего начать с краткого описания механизма зрительного восприятия. Мы не будем разбирать здесь устройство глаз (этих описаний предостаточно в других пособиях), отметим лишь, что все лучи от воспринимаемого объекта фокусируются на задней поверхности глазного яблока, в частности на его сосудистой оболочке, именуемой ретиной или сетчаткой. И этим устройство глаз, действительно, напоминает фотоаппарат. Но в отличие от светочувствительной пленки фотоаппарата, сетчатканеодинаково чувствительна в каждой своей точке. Имея сложнейшее строение из восьми слоев, тончайшая ткань ретины уменьшается в центре до предела, образуя впадину - центральную ямку. Находится она внутри небольшого возвышения, именуемого желтым пятном или макулой. Это и есть место максимальной чувствительности, или точка наиболее зоркого зрения, которое и отвечает за четкость изображения.

Таким образом, центральная фиксация - это способность глаз видеть наиболее четко то, на что мы смотрим, а не то, что вокруг. Почему же в реальности мы этого не ощущаем, а видим объект либо одинаково отчетливо, либо повсеместно размыто? Почему при взгляде на человека мне не кажется, что я более ярко вижу его нос, к примеру, и менее ясно щеки?

Чтобы понять это, необходимо вспомнить, что главный закон зрения - движение. И это не просто работа мышц, а перемещение нервов сетчатки с огромной скоростью - 70-100 и более раз в секунду. Такое мгновенное сканирование затрудняется в результате перенапряжения глаз и психики, возникающего вследствие чрезмерной эксплуатации глаз без отдыха либо вследствие любых негативных эмоций. При этом нарушается аккомодационная способность глаз фокусировать лучи через хрусталик прямо на центральную часть сетчатки, и чувствительность самой ямки снижается до такой степени, что глаз начинает лучше видеть другими частями сетчатки.

Человек обнаруживает это, когда пытается приспособиться, чтобы увидеть объект боковым или верхним зрением: он сильно прищуривается, изображая китайца, и ему кажется, что четкость повышается. В дальнейшем он начинает использовать эти приемы уже сознательно, потом по привычке, что приводит к образованию эксцентрической фиксации.

Это противоестественно для глаз и приводит к различным аномалиям рефракции, к еще большему напряжению зрительного механизма, ибо лишает его расслабленного состояния и возможности к непроизвольной вибрации и перемещению нервов сетчатки. Следовательно, способность к фиксации изображения в любой точке объекта на зрительном центре тесно связана со способностью глаз к движению. А она, эта двигательная активность, зависит от степени расслабленности глаз и всей психической и физической сферы человека.

"Если излагать этот процесс в физиологических терминах, - пишет О. Хаксли, - глаза двигаются так, чтобы световые лучи, отраженные от той части, к которой проявляется интерес, падали непосредственно на желтое пятно и в центральную ямку. Например, если мы держим книгу, то с расстояния, удобного для чтения, мы легко можем видеть всю страницу. Однако площадь, различимая с превосходной четкостью, будет ограничена кругом диаметром в сантиметр, при этом максимальная четкость придется на одну буковку в середине этого круга. Эта буковка и фокусируется на центральную ямку, и, когда такое происходит, это называется "ощущать центральной фиксацией". Представляете, какое множество мгновенных перемещений с точки на точку нужно сделать глазам, чтобы ощутить каждую часть объекта с максимальной четкостью! Если же подобное не удается, мы лишаемся возможности видеть ясно и отчетливо".

По мнению Бейтса, главной причиной потери центральной фиксации является психическое и физическое перенапряжение, а поскольку все аномальные состояния глаз сопровождаются напряжением психики, абсолютно всем нужно ее восстанавливать. Ведь когда мозг находится в напряжении, глаза обычно в большей или меньшей степени слепнут, и в первую очередь страдает зрительный центр. Когда глаза овладевают центральной фиксацией, они овладевают не только безупречным зрением, но и находятся в идеальном состоянии покоя и могут использоваться долгое время без утомления, то есть отсутствуют какие-либо мышечные недостатки глаз: не появляется ни морщин, ни темных кругов, ни воспаления, ни слезотечения.

Второй серьезной причиной потери способности к Центральной фиксации является, как мы помним, ношение очков и особенно их неправильный подбор по размеру. Если центр линзы не соответствует нашему зрительному центру, то происходит образование ложной точки острого зрения где-то на боковой, нижней или верхней области сетчатки. Вот почему так важно правильно подбирать не только оптическую силу линзы и определять количество диоптрий, но и устанавливать расстояние между зрительными центрами.

Определяя это расстояние, очень сложно не допустить погрешности. Если же и в "Оптике" неверно сцентруют линзы по оправе, то возникают головокружение, тошнота, рези в глазах. И это еще не полный перечень ощущений, которыми мы расплачиваемся за ошибки врачей и оптиков. Или за свою легкомысленность, когда мы покупаем очки без рецепта, выбираем оправы по вкусу, по эстетическим соображениям, по веянию моды, а не по размеру. Либо просто пользуемся чужими очками, как это часто бывает в семьях пожилых людей.

В конце кондов мы привыкаем к такой оправе, но за счет выработки ложного зрительного центра на боковых частях сетчатки. В итоге, когда мы снимаем такие очки, изображение либо размывается, либо раздваивается, а подчас выдает нам и сразу несколько изображений. Это происходит в случаях частой смены очков с разной формой и размером оправ, а также при покупке их без рецепта врача. И нам приходится снова щуриться, скашивать глаза или изображать китайца.

Для чего, спрашивается, нужны нам остальные участки сетчатки? Оказывается, ночью или вечером, когда освещение минимально, мы яснее и лучше ощущаем объект боковыми частями нашей сосудистой оболочки. Этот факт еще в позапрошлом веке подметили астрономы, обнаружившие, что если смотреть прямо на созвездие, то видны только самые яркие звезды, а вот если посмотреть в сторону, как бы боком, то можно различить звезды гораздо меньшей величины. Как сказал французский физик Франсуа Араго, "чтобы увидеть слабо освещенный объект, необходимо не смотреть на него". Поэтому, если вам нужно найти тропинку в темном лесу, лучше смотреть не прямо под ноги, а несколько в сторону. Тогда уголками глаз можно уловить немало объектов, недоступных "впередсмотрящему взгляду".

Таким образом, активизировать нужно как центральное, так и периферическое зрение. И прежде чем изложить способы восстановления центральной фиксации, отмечу, что в таком виде и последовательности они нигде еще не описаны. Все способы собраны по крупицам из анализа различных источников и из богатой практической работы.